View count: 46543 Alex Badovsky

pienoy:

IMG_0345 by Andre Vautour on Flickr.http://www.flickr.com/photos/andrevautour/6894417306/

pienoy:

IMG_0345 by Andre Vautour on Flickr.

(via voxt)

(Source: thirdwrld)

Удобный дизайн.

Вроде очевидно, что дизайн удобным должен быть. Удобство - что-то вроде необходимого условия хорошего дизайна. Но чую, не договаривают боги, таят на своем Олимпе маленький нюанс. 

Иначе были бы какие-то унифицированные шаблоны под определенные нужды и никто бы не парился шрифтами, линиями и тенюшками. А парятся же. И как бы во имя того, чтобы достичь некого недостижимого. Но это прикрывательство. 

Можно говорить об эстетической ценности дизайна, но это тоже мимо, как ни странно. Эстетика, но не как ценность, а как инструмент. Как инженерное удобно и красиво, но что-то еще, изъян.

Простота живет несовершенством. Легким, как изморозь на металле. Заметным, но не напрягающим. Без него простота становится функцией и является плодом инженерного решения. Красота простоты может родиться уже не одним способом: из изъяна, накладыванием постороннего. Второе фэйл конечно же. Это поверхностная красота. Одноразовая, временная, заменяемая. Второсортная. 

Красота рождается из заметного, но не напрягающего несовершенства хорошего инженерного решения. Пусть будет так.

О линии.

Имеется ввиду граница. Граница между арт-объектом и невидимым дизайном, идеальным невидимым дизайном, оголяющим контент, но не оборачивающим его в нечто, что блестело бы больше, чем абсолютно черное тело. 

Этот дизайн - комета на утреннем небе засыпающего астронома, в своем нахождении требующая колоссального внимания и труда. Снова и снова, снова и снова, не позволяя взгляду замыливаться, а мотивации испаряться. 

И тогда постижима грань - линия, очерчивающая границу. Именно здесь засаленная клетчатая рубашка превращается в пиджак от Вивьен Вествуд, здесь очередной продукт окунает голову в унитаз вечности. Все. Это надолго. Серьезно, это неубиваемо. Это него можно устать, но его невозможно перестать любить. Его буду хотеть другие, его будут воровать. Ждать, пока ты разлюбишь его, и присваивать себе. Это он. Он не беспомощная сопля, которая ждет, пока подотрут жопу. Он - самостоятелен до мозга костей. Он диктует и вдохновляет. С него начинают, но им и заканчивают.

Не каждый может его родить, как не каждый может родить гения. И не гений рождает гения, так часто бывает. Вам стоит выбирать: слыть гением или родить его.

И у меня такое ощущение, что другого пути нет.